четверг, 9 февраля 2017 г.

Цорджи-лама Диваасамбуу — патриарх карма-кагью в Монголии


 Возрождать традицию карма-кагью в Монголии в 1990-х годах выпало Гаржидийну Диваасамбуу, цорджи-ламе Гандана. Он родился в 1927 году в сомоне Ургэн Западно-Хучидского хошуна — в наши дни сомон носит имя Эрдэнэцагаан и относится к Сухэ-Баторскому аймаку. Население этого хошуна со времён Богдо Занабазара придерживалось традиции карма-кагью, и выходцы из него не раз по приглашению ургинских властей приезжали в столицу затем, чтобы поспособствовать сохранению в стране учений этой традиции.

Диваасамбуу был первым сыном Далай-Гаржида из рода Модчин, крепостного у местного князя Багсам-тайджи. В возрасте шести лет отец отдал его в ученики к ламе-шаброну из хучидского Хамбын-сумэ, у которого он выучился тибетской грамоте. В возрасте 8 лет юный хуварак принял обеты мирянина, в 11 лет поступил на учёбу в манба-дацан, а в 14 переехал через границу во Внутреннею Монголию, в Ая-Зандан Бандид-гэгээний-хийд в Абага-бейсинском хошуне на Шилин-голе, где принялся изучать чойру. 


В 1945 году вместе с земляками и половиной монахов Хамбын-хийда (всего их было три сотни) Диваасамбуу был вынужден вернуться обратно в МНР и осел в сомоне Зотоол Сухэ-Баторского аймака. Там он присоединился к деятельности новообразованного Хамбын-Тумдэвлин-хийда, который сначала размещался в юртах, а в 1950 году обзавёлся собственным деревянным зданием. 

Диваасамбуу стал одним из четырёх лам, которых в 1960 году официально закрепили за хучидскими верующими и направили в Гандан на обучение. Этот год был отмечен в судьбе молодого ламы не только переездом в столицу, но и трагедией: скоропостижно скончалась его 49-летняя супруга, мать восьмерых детей. Монгольский обычай считал допустимым в случае смерти матери отдать собственных детей на воспитание в приёмные семьи, однако тридцатитрёхлетний Диваасамбуу, несмотря на свою новую ответственную работу, решил оставить детей при себе, совмещая службу в Гандане с их воспитанием.

В Гандане он поступил на учёбу и занял должность писаря-бичээчи, писавшего по-тибетски. Эта работа очень помогла ему в совершенствовании знания языка, и вкупе с его общей образованностью со временем превратила его в единственного в Монголии человека, писавшего религиозные сочинения по-тибетски. В эти же годы Диваасамбуу исполнял обязанности казначея, в том числе и «на выезде» — в частности, он руководил финансовой частью работ по реконструкции 108 ступ и Лавран-дугана монастыря Эрдэни-Дзу. Добросовестная работа на этом поприще привела к тому, что в 1977 году Диваасамбуу был назначен заведующим всем хозяйством Гандана — и именно ему в 1979 году выпало выступить главным организатором первого визита в Монголию Далай-ламы XIV. 

В 1984 году Диваасамбуу стал преподавателем в буддийском училище при Гандане, а также ответственным за внешние сношения монастыря, а также фактически и всей буддийской церкви страны. Несколько раз он выступал делегатом от Монголии на собраниях Азиатской конференции буддистов за мир. На одном из собраний, которое проходило в Пекине, лама прочитал «Итгэл» наизусть на трёх разных языках — монгольском, тибетском и санскрите, чем вызвал неподдельное восхищение среди всех участников конференции. С целью налаживания межбуддийского диалога Диваасамбуу бывал не только в Китае и Индии, но и в СССР — он посещал Петербург, Москву, Астану и Улан-Удэ. Почётом и уважением он пользовался не только среди верующих буддистов, но и в партийной, руководящей среде — например, по словам его сына Тайвансайхана, ему единственному среди всего остального монгольского духовенства позволяли свободно носить жёлтый ламский дээл за пределами Гандантэгченлина. 

В 1987 году Диваасамбуу занял пост великого гэсгуя, то есть смотрителя дисциплины, при цогчин-дугане Гандана, а в 1990 году сдал экзамены на учёную степень геше. В 1995 году он удостоился титула лопон-ламы, а в 1997-м — цорджи-ламы Гандантэгченлина. В 2000 году, выдержав экзамены в дацане Дашчоймбол, Диваасамбуу стал обладателем высшей учёной степени в школе гелуг — габджу, а в 2011 году стал почётным доктором Буддийского университета им. Дзанабадзара, в котором когда-то преподавал. Но из-под пера Диваасамбуу выходили не только утончённые философские комментарии и ритуальные тексты, — он писал и книги, адресованные широкому кругу верующих, которые до сих пор можно встретить на полках книжных магазинов Улан-Батора.

С 1992 года Диваасамбуу, став дзасаг-да-ламой, принял руководство процессом начавшейся по всей стране реконструкции храмов и монастырей. Именно он сыграл одну из ключевых ролей в воссоздании колоссальной статуи Мэгжид-Жанрайсэг в Гандане, самостоятельно определив полный перечень реликвий, которые были помещены внутрь неё, а также руководил церемонией освящения статуи. За эту работу Диваасамбуу был удостоен государственного ордена Полярной звезды. Кроме этого, Диваасамбуу принимал активное участие в восстановлении столичных Дзун-хурэ и Манба-дацана, а также в строительстве карма-кагьюпинского Уржин-Пэрэнлэй-хийда и Эрдэнэ-Мандалын-хийда у себя на родине в Эрдэнэцагаане.

В 2012 году по результатам общественных опросов, которые провели несколько национальных СМИ, цорджи-лама Диваасамбуу был удостоен звания «Обыкновенный герой нашего времени» («Энэ цагийн эгэл баатар») — по задумке этого ежегодного монгольского конкурса, общественность отмечает этим званием людей, чей труд, не всегда известный широким массам, оказывает, тем не менее, существенное влияние на жизнь страны.

Ступа с прахом Диваасамбуу.
На заднем плане — монгольская танка
с Кармапой IX Ванчигдоржем
Почтенный лама, патриарх монгольской традиции карма-кагью, скончался 28 апреля 2015 года в возрасте 88 лет, оставив после себя не только восстановленные храмы и монастыри, но и, что более ценно, целую плеяду учеников. Среди них — тэргун-хамбо Дашчойлон-хийда Ч. Дамбажав, тэргун-хамбо Манба-дацана Д. Нацагдорж, лопон-лама храма Гэсэра и Бадам-Ёго-дацана Гунчин-Иш, настоятель Уржин-Пэрэнлэй-хийда Д. Тайвансайхан и многие другие. Есть ученики Диваасамбуу и в России — в 2003 году он был приглашён в Агинский дацан, где по просьбе местных лам даровал посвящение Хаягривы и дженанг Джамсарана.

Прах, оставшийся после кремации тела Диваасамбуу, поместили в две мемориальные ступы. Одна из них сегодня находится на его родине — в Егузэр-хийде, что в сомоне Эрдэнэцагаан, а вторая — в столичном Уржин-Пэрэнлэй-хийде.


См. также:

Сегодня в ламское одеяние рядятся и пьяницы, и сумасшедшие
Интервью с сыном Диваасамбуу — ламой Д. Тайвансайханом

Прожить сотню лет, себя не жалея
О бабушке Должин-хандме, старейшей в Монголии чодме


Комментариев нет:

Отправить комментарий