вторник, 2 ноября 2021 г.

Источники сведений о религии и культуре Тибета в «Письмах махатм»

Доклад, прочитанный мной на конференции «Тибетология и буддология на стыке науки и религии», которая была организована Институтом востоковедения РАН в ноябре 2020 года в онлайн-формате (видеозапись выступления; текст доклада в сборнике). Ещё до публикации моя работа вызвала сразу несколько критических рецензий со стороны представителей отечественного теософско-рериховского сообщества, адресованных редакции сборника. Ответ на одну из них, доведённую до моего сведения, я опубликовал в октябре 2021 года сразу после того, как сборник докладов конференции был издан. В этот ответ вошли некоторые материалы, которые не были упомянуты в данном тексте в силу ограничений формата доклада.


В истории распространения буддизма на Западе своеобразным «родимым пятном» продолжает оставаться феномен деятельности Е. П. Блаватской. Несмотря на многочисленные критические исследования её деятельности и письменного наследия, начавшиеся ещё при её жизни, неизменно дававшие результаты, отказывающие в достоверности популяризованному ею мифу о «тибетском эзотерическом братстве» и персонах, с ним связанных – т. н. «махатмах», вплоть до последних лет исследователями производятся попытки если и не подтвердить существование «махатм» ровно таких, как они описаны Блаватской, то по крайней мере разглядеть в этих персонажах персонификации неких реальных людей, которые были ей знакомы.

Одной из таких попыток является опыт «лингвистического исследования», произведённый в 2013 г. филологом Б. С. Гречиным, который, сконцентрировавшись на тибетской компоненте «Писем махатм», попытался доказать, что без реального общения с некими тибетскими ламами все те тибетские слова и понятия, что упоминаются в этих письмах, появиться там не могли. До появления его работы тибетские термины и фразы в «Письмах» попадали в поле зрения исследователей лишь эпизодически и никогда не рассматривались в комплексе. Тем не менее, недостаточный охват тибетской лексики «Писем», малая источниковая база и несколько изначально неверных тезисов, на которых строилось его исследование, не позволили Б. С. Гречину прийти к корректным выводам. Между тем, представляется, что потенциал комплексного анализа тибетской лексики «Писем» шире, чем возможность выяснения реальности личностей «махатм» или лиц, послуживших для них прототипами. В частности, характер использования Блаватской тибетского материала при написании «Писем» мог бы сделать более явным её собственное отношение к тибетскому буддизму в целом, и, как следствие – конкретизировать её роль в процессе его популяризации в Европе на руб. XIX-XX вв. 

пятница, 15 октября 2021 г.

Памятка для критиков-рериховцев

Представители отечественного рериховского сообщества весьма болезненно относятся к публикациям, в которых чтимые ими фигуры (Блаватская и семейство Рерихов) выставлены в свете, отличном от того, как они сами себя подавали. Как правило, за такими публикациями через какое-то время обязательно следует ряд критических статей. В случае с моим докладом получилось, что они начали создаваться ещё до того, как его текст был официально опубликован. Вероятно, какое-то количество будет написано и в будущем.

Судя по моим наблюдениям, нередко такие публикации выходят далеко за рамки чисто научной дискуссии, апеллируя к непроверенным, а то и вовсе не проверяемым данным. Неудобные для рериховцев факты, выявленные исследователями, не принадлежащими к их числу, не опровергаются и зачастую просто-напросто замалчиваются; вместо этого содержание отзывов сводится к «недопустимости очернения имён наших великих соотечественников, признанных во всём мире», «узости мышления», «неспособности вместить» и т. п. Для того, чтобы избежать дискуссии не по существу, вынужден сказать следующее.

среда, 13 октября 2021 г.

О махатмах подложных и истинных

Эта статья является ответом на критику в адрес моего доклада «Источники сведений о религии и культуре Тибета в "Письмах махатм"», который был озвучен на конференции «Тибетология и буддология на стыке науки и религии», организованной в 2020 году Институтом востоковедения РАН. Автором текста, лёгшего в основу этого ответа, является Е. В. Турлей, учёный секретарь общественной организации «Национальный рериховский комитет» и переводчик теософской литературы; в текст его рецензии были также включены фрагменты ещё одного критического отзыва, написанного другим переводчиком работ Е. П. Блаватской, В. В. Базюкиным. Хотя рецензия Е. В. Турлея, адресованная редакторскому составу сборника конференции, не была на данный момент напечатана ни в нём, ни где-либо ещё, однако я всё же посчитал нужным дать обстоятельный ответ на все высказанные в ней критические замечания, одновременно подкрепив выводы своего исследования материалами, не озвученными в докладе, а также не относящимися к теме тибетской лексики в «Письмах махатм» напрямую.

пятница, 5 марта 2021 г.

Поход селенгинским казакам

Былина из сборника уральского сказителя XVIII века Кирши Данилова. В издании сборника имеется и мелодия, согласно которой этот текст должен был пропеваться. «Тобуноцкие мужики», которые упоминаются в тексте — это буряты-табангуты.
 

А за славным было батюшком за Байкалом-морем, 
а и вверх было по матке-Селенге по реке, 
из верхнего острога Селенгинского, 
только высылка была удалым молодцам, 
была высылка добрым молодцам, 
удалым молодцам — селенгинским казакам,
а вторая высылка — посольским стрельцам,
на подачу им даны были тобуноцкие мужики,
тобуноцкие мужики, люди ясашные,
воевода походил у них Фёдор молодой Демьянович,
есаулом походил у него брат родной,
а по имени Прокопий Козеев молодец.
Переправились казаки за Селенгу за реку,
напущались на на улусы на мунгальские,
по грехам над улусами учинилося,
А мунгалов в домах не годилося,
они ездили за зверями облавами.
Они тут, казаки, усмехаются,
разорили все улусы мунгальские,
они жён, детей мунгалов во полон взяли,
скарб и живот у них отобрали весь.
Они стали, казаки, переправлятися
На другую сторону за Селенгу за реку,
опилися кумысу — кобыльего молока.
Из-за того было белого камня
Как бы чёрные вороны налётывали —
Набегали тут мунгалы из чиста поля,
Учинилася бой-драка тут великая.
Они жён, детей, мунгалок и отбили назад,
А прибили казаков много до смерти,
Вдвое-втрое казаков, их, переранили.
Тобуноцкие мужики на побег пошли,
Остальных казаков своих выдали.
А прибудут казаки в Селенгинский острог,
По базарам казаки, они, похаживают,
А и хвастают казаки селенгинские, молодцы,
А своими ведь дырами широкими.

суббота, 16 января 2021 г.

Богдо-гэгэн IV. Гуру-йога Дзанабадзара



Этот текст, называемый «Гуру-йога опоры на Владыку Дзанабадзара» (rje btsun dz+nyA na badzra la brten pa'i bla ma'i rnal 'byor), составил по просьбе знаменитого седьмого настоятеля Эрдэни-Дзу, номчи-цоджи Дагвадаржи, четвёртый Богдо-гэгэн. Судя по всему, в конце XVIII века, то есть спустя 60 лет после кончины Дзанабадзара, ещё не было составлено такого текста гуру-йоги, где бы его образ использовался в качестве центральной фигуры практики. Как известно, Дагвадаржа занимался в Эрдэни-Дзу не только активным строительством, но и приведением в порядок литургической практики монастыря, в связи с чем неоднократно испрашивал соответствующие консультации у высоких лам Тибета и Монголии. Эрдэни-Дзу был для первого Богдо родовым монастырём, в связи с чем связанная с ним гуру-йога приобретала для местного духовенства особое значение. Судя по всему, текст можно датировать рубежом XVIII-XIX вв., но не позже 1803 года, когда номчи-цорджи скончался.

пятница, 7 августа 2020 г.

Агван-Хайдав. Подношение духу горы Дархан

Вершина горы Дархан-Хайрхан

Это руководство к совершению подношений духу-хозяину горы Дархан и его свите составил знаменитый ургинский хамбо Агван-Хайдав, в собрании сочинений (сумбуме) которого имеются и другие тексты, посвящённые ритуалам, связанным с монгольскими местными божествами. Что касается данного текста, то сказать с полной уверенностью о том, о какой именно горе с названием Дархан («Заповедная») идёт речь, пока не представляется возможным. Разумеется, первое приходящее на ум предположение — это гора Дархан, находящаяся к северу от столицы, давшая название современному городу Дархан и аймаку Дархан-Уул. Во времена жизни Агван-Хайдава она находилась в пределах хошуна Эрдэнэ-дзасака Тушэту-ханского аймака, однако в перечне правителей-дзасаков этого хошуна упомянутое в тексте имя Гомпил (gang spel) отсутствует. К тому же, практика подношения этой горе была начата духовенством монастыря Мэргэн-Даянчи как минимум за сто до того момента, как к Агван-Хайдаву могли начать обращаться с просьбами написать подобные руководства (впрочем, до появления специального текста ритуал мог отправляться и по стандартным руководствам к подношениям духам местности)

С 2008 года, после долгого перерыва, практика подношения горе Дархан была возобновлена на регулярной (ежегодной) основе; её выполняют ламы из монастыря Гэцогдаржаалин и Шарын-гольского храма; судя по фотографиям, для ритуала используется другой текст, нежели тот, что приведён ниже.

суббота, 11 апреля 2020 г.

Печенеги, половцы, монголы и коронавирус

Президент Путин 8 апреля пообещал во время обращения к населению, что Россия одержит победу над коронавирусом так же как когда-то над печенегами и половцами. «Всё проходит, и это пройдёт. Наша страна не раз проходила через серьезные испытания: и печенеги ее терзали, и половцы — со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную», — таковы были заключительные слова президента.

Вечером того же дня в эфир Первого канала вышла итоговая программа «Время», где после демонстрации этого обращения ведущий выпуска Кирилл Клеймёнов дал, что называется, «авторский комментарий» к этому неожиданному древнерусскому пассажу Путина.

понедельник, 16 марта 2020 г.

Как захотел, так и встал

Как известно, на Южном Урале (современные Челябинская и Оренбургская области) в XIX - начале ХХ веков проживали казаки-калмыки, состоящие в Оренбургском казачьем войске. Формально крещёные, они тем не менее тайно продолжали исповедовать буддизм, а уважение к православному учению и духовенству было у них только показное. Такую историю рассказывала жительница Кваркенской станицы о своих соседях-калмыках:
«…По существующей традиции священник на Рождество обходил все дома в поселке и в каждом читал молитву, обязательно заходил и к калмыкам. Тобошоновы смотрят, а поп уж на их улице. Хозяин Тобошонов говорит: Где икона? – Под сараем. Кинулись, а калмычонок забрал и на ней с горки катается. Побежали, нашли икону, установили на место. Священник заходит, а икона вверх ногами стоит. Священник хозяину пенять. А калмык отвечает: Он же бог – как захотел, так и встал».

пятница, 23 августа 2019 г.

Полковник Казагранди — изгонитель китайцев

Этим летом в правительстве Свердловской области вспомнили про один из драматических эпизодов Гражданской войны на Урале — гибель Китайского интернационального полка. Китайцы были разбиты 30 ноября 1918 года на станции Выя близ Нижней Туры. Конечно, эта история и до того не была безвестной: памятник погибшим красноармейцам на станции Выя регулярно посещают китайские делегации. Фигура командира полка, «первого китайского коммуниста» Жэнь Фучэня ценилась в СССР, а в КНР он почитается как народный герой и сегодня. Китайцы предложили Нижней Туре стать городом-побратимом Телина, родного города Жэнь Фучэня. В правительстве области, и в городском округе надеются, что актуализация памяти о нём привлечёт сюда туристов из Поднебесной.

А ведь сюда можно было бы возить и монгольских туристов — ведь офицер, разбивший китайцев под Выей, через три года столкнулся с ними в Монголии. Он стал одним из тех белых военачальников, благодаря которым монголы стал единственным из всех народов, пытавшихся выйти из состава Китая после падения Цинской династии, который сумел отстоять свою независимость и спустя два века зависимости от Китая вновь сделать Монголию суверенным государством. Звали этого офицера Николай Николаевич Казагранди.

пятница, 14 июня 2019 г.

Христианско-буддийский диспут в Цаган-Амане

Рассказывает буддолог Е. А. Торчинов:

— Приезжаем мы (питерские участники конференции в Элисте) в местечко Цаган-Аман, на берегу Волги, там у меня есть знакомый молодой лама. Собственно, он, строго говоря, мирянин-упасака, закончивший Академию в Улан-Баторе и принявший пять обетов, но в Калмыкии считается ламой. Очень хороший парень и очень искренний в своем стремлении возродить буддизм в своем приходе. Так вот, встречает нас он и зам. представителя президента в районе.

И говорят они нам, что с нами как с буддистами мечтают поговорить представители Московского библейского колледжа, одного из которых готовят на роль миссионера в Калмыкии (они евангельские христиане, протестанты). А надо вам сказать, что среди нас буддисты только я и Парибок, да и буддологов-то раз-два, и обчелся. А большинство — просто философы и культурологи, люди хорошие и знающие, но в буддизме разбирающихся весьма слабо, мягко говоря (впрочем, они и не претендуют на знание). Ну, естественно, нас с Парибком выдвигают вперед и отправляют на встречу с христианами. Перед этим лама немного не по-буддийски (но по-человечески понятно) попросил нас надрать как следует этим христианам уши, что мы ему и пообещали (утром следующего дня он сказал «Здорово дали вы им дали по чайнику»). Тот же лама рассказал, что от миссионеров отбоя нет, причем они бедных калмыков просто подкупают, платя за крещения. А когда организм болен, резонно заметил он, вирус особенно опасен. Зато с православной церковью у буддистов полная гармония и взаимопонимание, враг один и проблемы одни и те же. Поэтому между двумя традиционными религиями существует негласное джентльменское соглашение, которое обеими сторонами полностью выполняется.