четверг, 9 февраля 2017 г.

Цорджи-лама Диваасамбуу — патриарх карма-кагью в Монголии


 Возрождать традицию карма-кагью в Монголии в 1990-х годах выпало Гаржидийну Диваасамбуу, цорджи-ламе Гандана. Он родился в 1927 году в сомоне Ургэн Западно-Хучидского хошуна — в наши дни сомон носит имя Эрдэнэцагаан и относится к Сухэ-Баторскому аймаку. Население этого хошуна со времён Богдо Занабазара придерживалось традиции карма-кагью, и выходцы из него не раз по приглашению ургинских властей приезжали в столицу затем, чтобы поспособствовать сохранению в стране учений этой традиции.

Диваасамбуу был первым сыном Далай-Гаржида из рода Модчин, крепостного у местного князя Багсам-тайджи. В возрасте шести лет отец отдал его в ученики к ламе-шаброну из хучидского Хамбын-сумэ, у которого он выучился тибетской грамоте. В возрасте 8 лет юный хуварак принял обеты мирянина, в 11 лет поступил на учёбу в манба-дацан, а в 14 переехал через границу во Внутреннею Монголию, в Ая-Зандан Бандид-гэгээний-хийд в Абага-бейсинском хошуне на Шилин-голе, где принялся изучать чойру. 

четверг, 2 февраля 2017 г.

Монгольская ирредента



Вы знали, что в разгар гражданской войны в Китае монголы планировали организовать во Внутренней Монголии ирредентистское движение с целью её дальнейшей инкорпорации в Монгольскую народную республику? Наверняка историкам-специалистам по этому периоду известен этот факт, а я узнал об этом из сравнительно недавно рассекреченного доклада ЦРУ. Интересно, что источник этой информации, передавший её из МНР в США, до сих пор засекречен — как и целая половина доклада. Вот что читаем мы в документе, составленном в ЦРУ в начале 1947 года:

1. Руководством Монгольской Народной Республики только что был разработан восьмилетний план по инкорпорации Внутренней Монголии в свою территорию. С целью избежать конфликтов настолько, насколько возможно, монголы между пятнадцатью и сорока пятью годами собираются и высылаются на территорию Монгольской Народной Республики. На данный момент туда насильно вывезено более 5000 человек. Эти молодые люди в будущем вернутся во Внутреннюю Монголию, чтобы распространять пропаганду и способствовать попытке посредством политических мер инкорпорировать Внутреннюю Монголию в Монгольскую Народную Республику.

2. Люди для этой работы должны отбираться согласно следующим образом:

  •    Ассоциация движения за монгольскую автономию должна вербовать новобранцев.
  •    Вождям сеймов и хошунов будет передана просьба послать представителей.
  •    Монгольских студентов, офицеров, торговцев, скотоводов и т.п. в областях, где преобладают националисты, будут убеждать к перебежничеству в Монгольскую Народную Республику.
  •    Внутренних монголов будут побуждать к добровольчеству.

пятница, 20 января 2017 г.

Нацагдорж. Весть о восстании



Каким жестоким оказалось сердце
у ярых проповедников буддизма —
у тех,
кто поседел от лжи вседневной,
выращивая в душах
мрак и жадность!
Кто, помолившись золотому будде,
Исполнен злости,
Кланяясь и каясь,
оружье взял зловредными руками,

зажёг антинародное восстанье?
Тихони-ламы!
Вы звались святыми,
сидели по углам уединённым,
по, подло проливая кровь аратов,
вы для народа стали палачами!
Читавшие Священное писанье,
защитники нирваны, богословы,

такое совершили преступленье,
какого и история не помнит!
Среди высоких гор,
степей безлюдных
вы много лет сидели, притаившись
в своих монастырях.
                                 И вот сегодня
удар коварный нанесли народу.
Жилища подожгли,
стада угнали,
горячей кровью землю обагрили...

Мы даже в дни вторжений иноземных
подобных не видали злодеяний!
Вас,

сделавших религию оружьем,
вас,
светских и духовных феодалов,
поднявших руку
на народ монгольский —
вовек мы проклинать не перестанем!



Стихотворение Д. Нацагдоржа, посвящённое Хубсугульскому восстанию 1932 года. Перевод С. Ботвинника. По изданию: От весны к весне. 1921—1971. Поэтическая летопись полувека. — М.: Художественная литература, 1970. — СС. 51—52

воскресенье, 25 декабря 2016 г.

Шёлком шитое знамя


На знамени алым шёлком расцвёл
   Наш гордый девиз труда.

Народ наш по трупам врагов прошёл —
   Не встанут враги никогда.
      Гей-гей-эгей!
   Мы Народной армии бойцы!

Орду многолетних наших врагов,
   Окружив, разгромили мы!
Огонь великих, могучих слов
   Озаряет руины тюрьмы.
      Гей-гей-эгей!
   Мы Народной армии бойцы!

В небе реет наш самолёт —
   Ветру его не догнать!
Вечная слава тебе, народ, —
Вражья разбита рать!
      Гей-гей-эгей!
   Мы Народной армии бойцы!



Партизанская песня времён Народной революции. Перевод А. Арго. Источник: От весны к весне. 1921—1971. Поэтическая летопись полувека. — М.: Художественная литература, 1970. — СС. 16—17

суббота, 19 ноября 2016 г.

З. Санждорж: Сожалею, что пригласили Далай-ламу



Продолжается «неожиданный» визит Его св. Далай-ламы в Монголию. Тем временем вновь громко заявил о себе на специально собранной пресс-конференции столичный лама Санждорж (на фото). Вместе со своими единомышленниками он вновь высказал опасения в том, что вмешательство Далай-ламы в вопросы буддизма в Монголии негативно скажется на его будущем. Кто же такой этот Санждорж, и отчего в Монголии, вековой цитадели школы гелуг, стали возможны такие публичные заявления?

Зандангийн Санждорж родился в 1961 году в сомоне Сонгино Дзабханского аймака. В 1980 году, через год после окончания средней школы, в 21-летнем возрасте Санждорж поступил в Буддийский университет им. Занабазара при монастыре Гандантэгченлин. Бок о бок с ним, хотя и не на одном с ним курсе, в то же самое время постигали основы буддийской учёности такие ведущие впоследствии деятели российского буддизма, как 23-й Пандито-хамбо-лама Чойдорджи Будаев и его преемник на этом посту Дамба Аюшеев, нынешний глава БТСР. 

суббота, 12 ноября 2016 г.

Нойон-хутухта на допросе у Эрлик-хана



Нойон-хутухта III, чтобы облагодетельствовать верующих строительством храмов и монастырей, взял взаймы у одного богатого тангутского дельца очень большое количество денег. Обеспокоенный делец лично приехал к нему, чтобы вернуть деньги. Подготовив к прибытию дельца богатое угощение, Нойон-хутухта III сказал ему: «Верну вам ваши деньги на следующий раз, а прямо сейчас нет никакой возможности. На ваши деньги я заказал много товаров и материалов, и уже отправил их в Китай, нет их у меня, работа моя по строительству храмов и монастырей простаивает». Так он излагал ему различные причины, и смог убедить отправиться домой ни с чем. А делец этот, так и не дождавшись возвращения денег, потом скончался.

пятница, 11 ноября 2016 г.

Дацанский цанто

Одним из часто звучащих и практически не оспоримых аргументов в пользу того, почему ритуалы и молитвы, используемые в современном тибетском буддизме, нужно читать именно на тибетском языке, даже если не понимаешь смысла проговариваемого, является апелляция к тому, что на этом языке говорили великие наставники прошлого. Соответственно, уподобляясь им в чтении на их родном языке, обретаешь их особую благодать.

Как следует из сведений, которые приводит геше Ж. Ерулт во второй части своего сборника «Устная история монгольского буддизма» (Улан-Батор, 2012, с. 15), такой благодатью обладает не только язык, которым пользовались эти великие ламы, но даже сами их имена:

воскресенье, 6 ноября 2016 г.

Как Дархан-нойон с Бадаем повстречался

Вышел как-то Бадай на большую дорогу, наступил полдень, жара, притомился он и уселся на обочине. Развёл костерок, наполнил свой чёрный-пречёрный котелок водой и сидит, кипятит чай. Тут появился на дороге телохранитель какого-то нойона.
— Эй ты, жалкий побирушка! Сейчас по этой дороге проследует наш Дархан-нойон. А ну пошёл отсюда, да поскорее!
— Этот господин ваш в каком звании будет?
Разозлился телохранитель:
— Тебе-то какое дело? Титулом Дархан-нойона пожалован, если хочешь знать! Что тебе с того?
А Бадай ему:
— Если господин ваш, как ты говоришь, такой знатный искусник*, так может, ты, пока он досюда не доехал, уговоришь его подлатать мой старый чёрный котелок?

четверг, 25 августа 2016 г.

Каравай Ленина-багши


В 1930-е годы, в период активизации торговли между Монгольской народной республикой и СССР, в страну начали ввозить в том числе русский круглый хлеб и колбасу. Поступали они в первую очередь в столицу. В то время монастырь Гандан, находящийся в Улан-Баторе, ещё не был разгромлен, и местные ламы в шутку называли круглые булки, привозимые из России, «гэбшинскими караваями учителя Ленина» (Ленин багшийн гавжийн дугуй), а колбасу «мышцами девушки Рины» (Рина хүүхний булчин). Дело в том, что раньше в монастырях существовал обычай: когда лама защищал учёную степень гэбши (геше), он раздавал присутствующим на защите в качестве благодарственного подношения круглые хлебцы.

На иллюстрации — картина «Да будут вечны ленинские взгляды» живописца Г. Одона (1970), изображающая, как знаменитый монгольский художник начала ХХ века Марзан Шарав создаёт свой известный портрет Ленина.

суббота, 20 августа 2016 г.

– По-калмыцки, пожалуйста.



После победы Народной революции в Монголии в страну приехало немало «старших товарищей», которые занялись преобразованием монгольского быта на новый, революционный лад. Устраняя «феодальные» обычаи, сохраняющиеся в народной среде, советские наставники в том числе призывали монголов, и мужчин и женщин, коротко стричься. Дело в том, что монголы по традиции носили длинные волосы и косы – считалось, что прикосновение ножниц к собственным волосам само по себе неблагоприятно и нежелательно. И даже собравшись подстричься, нужно было справиться в дацане о том, каков подходящий для этого день согласно астрологическим расчётам. До сих пор в популярных астрологических календарях, которые выпускают в Монголии современные буддийские монастыри, обязательно указаны дни, благоприятные для стрижки.

Неудивительно поэтому, что призывы брить волосы поначалу не находили в народной среде никакого сочувствия, тем более среди женщин, для которых длинные волосы в богатом уборе были знаком социального статуса и достатка. Поэтому революционеры устраивали акции насильственного срезания кос и длинных волос – самое крупное мероприятие подобного рода имело место через полгода после вступления Сухэ-Батора в Ургу и под его непосредственным руководством. Так, через силу, в стране вводились «современные» обычаи.

Среди приезжающих в Монголию из СССР революционеров было значительное число калмыков. Все они, конечно, носили короткие волосы – причём у мужчин такая стрижка была распространена задолго до революционных событий, о чём они рассказывали своим собратьям-монголам. Так и вышло, что монголы начали называть вводимую в стране короткую стрижку «калмыцкой» (халимаг), и название это повсеместно используется по сей день.