вторник, 19 апреля 2011 г.

Летуны

Интересное сопоставление. Есть три известных мне народа, представители которых предпринимали попытки полёта на самодельных крыльях. Эти же народы создали три величайшие из когда-либо существовавших в мире империй – Британскую, Российскую/Советскую и Монгольскую.
Не берём в рассмотрение греческого Икара, так как всё-таки персонаж он легендарный, однако и греческая культура в период наивысшего своего расцвета расплеснулась на пол-Азии в царстве Александра Македонского. Итак, самый ранний летун – это английский католический монах Эйлмер. Он жил в XII веке вМалмсберийском аббатстве, и, видимо, высокая колокольня его монастыря никак не давала ему покоя. Он склеил себе крылья и сиганул с неё вниз, надеясь полететь. Невероятно, но он отделался только лишь тем, что сломал ноги, а неудачу свою объяснял тем, что не сделал хвоста.
Русский боярский холоп Никитка точно так же, как и его английский товарищ, прыгнул вниз с колокольни. Это было в Александровской слободе, на глазах Ивана Грозного, по приказу которого он, выживший после падения, был обезглавлен.
В буддийских монастырях Монголии нет и не было колоколен, поэтому молодому послушнику Бунье, обитавшему в конце XVII века в монастыре Эрдэни-Дзу, пришлось довольствоваться высотой крыши. Он прыгал несколько раз, - видимо, как раз сравнительно небольшая высота и сохраняла его от того, чтобы расшибиться или хотя бы, охая и потирая отбитые ноги, заречься впредь от подобных попыток. Однако строгий монастырский гэбкуй-надзиратель увидал какую-то ересь в попытках человека летать, как птица, и парню присудили заключение, где он и скончался – то ли от травм (что маловероятно, ибо в средневековой Монголии весьма изощрённым было ремесло костоправа, столь необходимое при частых падениях людей с седла), то ли от разлуки с синим небом и привольным воздухом.
Спорил с ламами о полётах и другой монгольский хуварак – Гэлэнху. Из-за въедливого и настырного характера ему даже пришлось покинуть монастырь и завести семью. Очень уж неспокойным, непоседливым нравом обладал этот хубсугульский мужичок, и, помимо прочего, руки у него росли откуда нужно: он умел делать ружья и ножи, занимался даже земледелием. И вот наконец он решил поддаться зову Хух Тэнгри. Склеил себе крылья из овечьего руна и орлиных перьев, выбрал в округе двадцатиметровую скалу, и спрыгнул вниз. Но он был не таким уж безмозглым, и перед этим подогнал к подножию отару своих овец. Сколько овец он задавил, скольким поломал ноги – история умалчивает, но сам он остался цел. Потом он объяснял любопытствующим, что, мол, он упал из-за своей тяжёлой головы (видимо, он прыгал с разбега, подавшись корпусом вперёд и, соответственно, полетел вниз головой). Это было то ли в 10-х, то ли в 20-х, то ли в начале 30-х годов ХХ века – тут народная молва говорит по-разному.
Не хочу делать каких-либо околонаучных выводов об особенном национальном характере этих трёх народов: мол, вот, тяга к экспансии, покорению всё новых пространств, в отдельных представителях воплощалась в попытках самолично освоить даже небо. Конечно, есть тут какая-то особая бесшабашность, граничащая с героизмом. Она одновременно вызывает и уважение, и ухмылку. Рискнуть жизнью ради в буквальном смысле слова мимолётного развлечения.

Комментариев нет:

Отправить комментарий