суббота, 12 мая 2018 г.

Религиозная лирика в поэзии Д. Равжи

Статья Н. П. Биткеевой о поэзии Данзанравжи, опубликованная в буддийском журнале «Мандала», который в 1990-х годах издавался при Калмыцком государственном университете (Биткеева Н. П. Религиозная лирика в поэзии Д. Равжи // Мандала. 1995/1996, № 6/7. С. 39-40.)

Характерным для последних лет является живой интерес читателей к запретной ранее религиозной художественной литературе, что связано с социальными и политическими проблемами общества, местом и ролью в них каждого человека.

В этой связи несомненный интерес представляет монгольская литература XIX века, в частности, творчество Д. Равджи, которое обладает подлинно яркой индивидуальностью, религиозно-культурной и социальной направленностью тематики.


Дулдутын (Данзин) Равджа родился в 1803 году в хошуне Мэргэн-вана в семье бедного скотовода. Но судьба распорядилась так, что в возрасте 8 лет он был признан перерожденцем IV Гобийского хутукты и возведён в сан V хубилгана. Это означало, что он, сын простого мирянина, должен был стать крупным религиозным деятелем.

В монастыре Бадгар (ныне территория Внутренней Монголии КНР) он получил духовное образование и ему было присвоено духовное имя — Лубсанданзан. В годы ранней юности он увлекался творчеством знаменитого тибетского поэта Рамбо Галданжамсо, а за годы учёбы в монастырской школе изучил основы индийской и тибетской поэтики.

В 1827 году он покинул стены монастыря и много путешествовал: в качестве паломника посетил Амдо, священную китайскую гору Утайшань, а также Алашань, Пекин и другие места, познакомился с разными людьми, узнал жизнь простого народа. Творчество Равжи было окружено ещё при его жизни легендами. По свидетельству его современников, в жизни он был простым, добрым, честным, благородным, открытым человеком. Эти же качества Равжа ценил в людях и воспевал в своей поэзии, которая «удивительно многоцветна, эта многоцветность проявляется не только в поэтическом творчестве в целом, но и в каждом отдельном произведении» (Л. К. Герасимович).

Творчество Равжи — это и философские размышления, и назидательные сентенции, и религиозные поучения, и пейзажная лирика. Присутствие думающего, глубоко мыслящего, любящего и ненавидящего, страдающего и жизнерадостного, обличающего и воспевающего с доброй душой и открытым сердцем человека, религиозного деятеля и поэта ощущается в каждой строке и создаёт атмосферу доверительной беседы.

Его перу принадлежат более 350 дошедших до наших дней сочинений, из которых около 170 написано на монгольском языке, а более 180 — на тибетском. Центральное место в них занимают сургалы. Поэт не только наставляет в своих поучениях, но и делится своим жизненным опытом, наблюдениями. Поэтому — это не серии однообразных правил поведения и запретов, а главным образом глубокие размышления, советы и наставления.

В своих поэтических раздумьях Равжа проводит параллель между явлениями природы, сменой времён года с периодами жизни человека: лето олицетворяет, по Гавжи, молодость, осень — старость, зима — смерть. Его неизменно занимали и вопросы всего сущего, взаимосвяз разных начал, человеческой жизни и быта. Он пытался понять сложность и противоречивость человеческого существования путём сравнения разных явлений.

Трава может быть мала, но, вскормленная небесным дождём, вскоре вырастет.
Человек может быть мал, но, если украсит себя знаниями, лотос разума откроется для негою\.
Яйцо, не согретое материнской грудью, засохнет. Если в семье не стремятся к вере и добродетели, дети пойдут по неверному пути.
Если дерево банана ободрать, внутри оно пусто. Можно тёмного человека опекать, душой он пуст.
Как бы уголь не чистили, он не побелеет. Сколько бы глупого не учили, он не поумнеет.

(«Весеннее развлечение», с. 309-310).

Его мучало осознание неустройства общества в целом и слабости каждого человека. Вместе с тем он был убеждён, что человек обладает от природы неограниченными возможностями, но не всегда в состоянии противостоять своим дурным наклонностям. «Счастье, — утверждал Равжа, — не в богатстве и звании, счастье в самом человеке». Сургалы Равжи призывали людей очнуться от глубокого сна заблуждений и низменных стремлений, заставляли вглядеться в себя, постичь свою суть и своё назначение в жизни. В своих сургалах он воспевал лучшие человеческие качества, наставлял быть добрым и верным, честным и искренним, и с тою же силою гнева осуждал зло, коварство, безнравственность, трусость, жадность. Однако сургалы не всегда только призыв и осуждение. Порой они констатируют факты и излагают обобщения, сделанные им на основании размышления над событиями жизни, человеческими отношениями, предостерегают от ошибок и одобряют правильные поступки.

Равжа считал, что польза поучений состоит в их воспитательном воздействии на умы и характеры людей, а композиционное построение сургалов в форме вопросов и ответов позволяло просто и наглядно разъяснять читателю суть плохих и хороших поступков и помыслов, правильного и неправильного образа жизни.

Наглядным примером таких стихов могут служить следующие строки:
От собственной тени убежать невозможно,
От собственных деяний скрыться нельзя.
Возможно ли небо обвалить?
Возможно ли Эрлика обмануть?
Возможно ли из миража воды испить?
Возможно ли эту жизнь обогнать?
Птица крыльями сильна.
Человек — делами.

(«Весеннее развлечение», с. 315).
Равжа осуждает честолюбцев, сокрушаясь о том, что подчас и добрые дела совершаются отнюдь не во благо, а ради собственной выгоды и славы. Однако он честно соглашается, что жить честно — трудно, жить спокойно, никого не трогая — невозможно. Говорить всегда правду — значит унижать себя в глазах людей. Он недоумевает: в этом грешном мире истинные духовные ценности не в цене, в почёте ложь, обман, невежество. Его мучает понимание отсутствия гармонии в отношениях между людьми, неустойчивость и слабость духовного мира каждого человека в отдельности. Иногда он приходит в отчаяние от бессмысленности жизни в этом мире, потому что она есть вечное страдание. Он ищет путь спасения из него и находит — это выбор «срединного пути», который предполагает обыкновенную жизнь человека, согласованную с буддийскими представлениями о морали. Равжа внушает людям сознание необходимости быть гуманным и великодушным друг к другу.

Сургалы Д. Равжи были расчитаны не на избранных, они предназначались для всех и каждого. Вот почему язык его стихотворений прост, ясен, а мысли его наставлений понятны, они напоминают скорее советы, добрые, искренние. Они побуждены желанием помочь людям обрети душевное спокойствие и мир, разобраться в своих чувствах и отношениях с окружающим миром. Он подсказывает, каким образом можно добиться этого.
Лживых, кичливых, чванливых словес, сплетен, глупых речей избегай
(«Сургал, посвящённый маленькому мальчику», с. 315), 
А также:
В ярости ссору не затевай.
Не будь высокомерным.
Необдуманно не шути.
Опрометчиво не говори.

(«Бумажная птица», с. 186)
В своих сургалах Равжа различал также внешнюю форму жизни и внутренние помыслы и советует:
Уважай законы.
Радуй старших.
Ухаживай за стариками.
Избегай дурного.
Не уходи от хорошего.
Не роднись с кем попало.
Не увлекайся торговлей.
Не скупись.
Пустые дела не повторяй снова и снова.
С плохими друзьями не водись.
Что попало на себя не одевай.
Без нужды не выставляйся.

(«Бумажная птица», с. 286)
А также:
Будь всегда осторожным.
Не будь легковерным.
Не защищай неправое.
Не желай чужого.
Не желай греховного.
Не подражай другим, если сам не в силах.
Не раскрывай всех своих мыслей.
Не обижайся на разлуки и встречи.
Не забывай о милосердии.

(«Бумажная птица», с. 286)
Поэт в своих сургалах призывает к любви, жизни, к радости и довольству малым.

Надо сказать, что всё творчество Равжи пронизано искренней и глубокой верой в Будду и его учение. Всегда ли являются наставлением мудрого или советом, пожеланием равного? Читая стихи Равжи, сомневаешься: не проповедь ли это истинно верующего?! Тем более уже установлено, что «каждое его стихотворение (за редким исключением) содержит обрамление, буддийский орнамент, восхваляющий учителя, учение и молитву». (Л. К. Герасимович).

В творчестве Равжи ярко выделяется сугубо религиозная тема. «Бурхан нас просвещает, — писал он, — что грех, что добродетель, только глупость толкает нас на ложный путь», иллюзорность человеческого бытия он сравнивал с радугой на небе. Равжа исповедовал высшую буддийскую добродетель как спасение живых существ.

Согласно Равже, верить — это значит иметь добрые помыслы, твёрдую волю, ясный разум, совершать добрые дела и соизмерять их с буддийскими принципами морали. Он предостерегает людей, напоминая, что перед ликом смерти все равны. Тщетно уповать на бога, коль душа и мысли твои не честны:

Если ум твой не имеет веры, то и бурхан тебе не поможет
Если по-настоящему верить в высшее учение, страданий не испытаешь.
Поскольку людей много, словно дождевой воды, то не ищи хорошего и плохого у других.
Будет лучше, если прежде в собственной душе поищешь.

(«Элдэв орчлонгийн явдал», с. 340)
Эти стихи невозможно читать, не испытывая ощущения живого присутствия самого автора. Равжа не сторонний наблюдатель, а всегда активный участник описываемого. Поэзия Равжи носит глубоко личностный характер. Его поучения, переживания, размышления не являются результатом сомнений и постижений поэта и человека. Вера в Будду и преклонение пред буддийским учением было для Равжи важнейшим принципом и в его мирской жизни.

Комментариев нет:

Отправить комментарий