суббота, 25 февраля 2012 г.

Водобоязненный и предусмотрительный Хандо-Дорджи

Из воспоминаний Франца Ларсона о князе Хандо-Дорджи:

В 1908 году князь Ханда попросил меня отправиться с ним в путешествие из Урги в Пекин, а затем в Тяньцзинь и Шанхай. Князь никогда до того не видел моря. Он очень заинтересовался нашим судном. У нас была двухместная каюта, и я попросил его выбрать, на какой полке он пожелает спать – на верхней или нижней. Этот вопрос занял его надолго.

Он никогда не спал ни на какой кровати, ведь монголы всегда спят на подстилках прямо на земле или на полу юрт или дворцов. Он надавил на полку, проверил канаты, в сомнении покачал головой и в конце концов решил, что попробует поспать на одной из них, а приняв такое решение, обратился к вопросу, какая же из них это будет.

Он сказал: «Если я займу нижнюю, то ты будешь надо мной, что не совсем правильно, ведь рангом я выше тебя». Я согласился с ним в этом, но сказал, что это ещё с какой стороны посмотреть – верхняя или нижняя полка подобает человеку высшего статуса. Ведь если вдруг наш пароход пойдёт ко дну, то человек на верхней полке будет ближе к поверхности воды. Тут он немного почесал голову и наконец заключил: «Да, если я буду на нижней полке, то могу утонуть». И он выбрал верхнюю, вскарабкался на неё и оставался там на протяжении всего плавания в Шанхай. Ухабистая дорога по побережью, как он сказал, была бы хуже даже и монгольской пурги.


Когда мы прибыли в Шанхай, пароход пришвартовался на берегу, противоположном городу. Нам надо было перебираться туда на плоскодонке. Он очень этого испугался и спросил, как же ему спасать жизнь, если плоскодонка будет тонуть. Я сказал, что лучшим способом будет самому
доплыть до берега, и как мог объяснил, что такое плавать. Он сказал, что плавать ему никогда не выучиться, и спросил, нет ли какого-нибудь другого способа удержаться на воде до того, как тебя спасут.

Я сказал, что единственный для этого способ – хороший спасательный пояс. Он очень заинтересовался, и, как только мы ступили на берег Шанхая, он настоял на том, чтобы мы пошли в лавку, где торговали этими поясами, и заказал там целую сотню! Их он отправил в монгольские степи, где они, должно быть, лежат и по сей день в какой-нибудь юрте.

Вернувшись в Ургу, он распечатал один из этих поясов и показал его Живому Будде. Будда горел желанием проверить, действительно ли он сработает, и, когда на Толе была большая вода, они нацепили его на одного ламу и бросили его в реку. Он не утоп. Князь Ханда заявил тогда, что деньги, потраченные на спасательные пояса, оказались стоящим вложением.

Комментариев нет:

Отправить комментарий