суббота, 8 ноября 2014 г.

Махакала — покровитель конокрадов

Гомбо Шалши
Одно время главной святыней сайнэров Северной Халхи был бурхан Гомбо Шалши [тиб. mgon po zhal bzhi — Четырехликий (чатурмукха) Макахала — С. К.]. Например, силу покровительства Гомбо Шалши не раз являл миру сайнэр Дорлиг из старого Далай-Чойнхор-ванского хошуна. В детстве он поступил в ламы и учился в монастыре, однако когда он достиг зрелости, учитель заявил ему: «В будущем проку для веры от тебя будет немного. Так что возвращайся в мир», и пристроил своего ученика в одну зажиточную семью. Однако Дорлиг, не горя желанием быть батраком при богатом семействе, завёл дружбу с сайнэрами и сам стал хорошим конокрадом. В это время его учитель, с целью дать ему личное божество-покровителя, преподал ему сущностную мантру Шалши-бурхана вместе с лунгом и вангом [т. е. устным введением и посвящением — С. К.], и он начал постоянно читать её, со временем начитав нужное число мантр. В то время халхаские сайнэры часто воровали скот из приграничных земель Танну-Урянхая. Как-то раз Дорлиг увёл оттуда «Пятишаманский» табун, который принадлежал пяти богатым тувинским братьям-шаманам. Проскакав всю ночь, он привёл табун в падь одной густо покрытой лесом горы и спрятал его там, выспался и отдохнул там, а затем хотел было вернуться в Туву вместе с двумя бывшими с ним товарищами, однако те сперва не захотели. Тогда Дорлиг сказал им: «Мы угнали табун у самых больших тувинских шаманов. То, что они будут насылать на нас проклятие, — это точно. Если мы притащим на себе эту порчу в свой родной хошун, она распространится там. Насылать её они будут этим вечером. В этот момент мы должны быть рядом. Так что поехали обратно в шаманский оток, нарядившись странниками издалека», — и так убедил их.


Когда они прибыли в шаманский оток, там уже собралось много народу. Два товарища, приехавшие с ним, чуть не дрожали от страха. Но сам Дорлиг нисколько не боялся. Сидел, беспрерывно читая мантру Шалши-бурхана. Люди, стоявшие рядом, всё судачили: мол, что за дурак, что за неудачник тот вор, что вздумал угнать шаманский табун? — а между тем трое из пятерых братьев-шаманов начали своё камлание. Уж и бубен загремел, а духи-онгоны всё не нисходят. Тогда, запалив снаружи большой костёр, к трём камлавшим присоединились остальные двое, и они принялись камлать все вместе, впятером, но онгоны так и не пришли. В конце концов они, удивлённые, принялись спорить о причинах неудачи и решили, что в этом деле им не обойтись без приглашения великого дзайрана. Дорлиг же, увидав, насколько сильна стала читаемая им мантра Шалши-бурхана, сидел довольный, с важным видом. В ту ночь тувинцы спешно отправили гонца к великому дзайрану, и Дорлиг с товарищами решили дождаться его. Через двое суток прибыл великий дзайран Тувы вместе с двумя своими шаманками, и они стали камлать ввосьмером. Великий дзайран сидел на своём сиденье согнувшись, недвижимо. Тут Дорлиг покрылся холодным потом и почувствовал, что в руки и ноги ему как будто впиваются иглы, и в его глазах помутнело. Тогда Дорлиг напряг все свои силы и, сжав в кулаке горсть земли, встал и прокричал: «О мой Гомбо-Шалши!», затем громко прочёл мантру, дунул на землю и метнул в великого дзайрана, а тот, далеко отшвырнув свой бубен, упал на землю с распростёртыми руками. В поднявшейся суматохе Дорлиг с товарищами добежали до своих лошадей, вскочили на них и поскакали прочь. Никому не удалось схватить их. Проскакав целый день, они добрались до табуна и повели его в своё родное кочевье. А великий дзайран, в которого кинули землёй, освящённой мантрой Шалши, через день очнулся, но силы призывать онгонов покинули его, и он, говорят, зажил жизнью обычного человека. 

Ойдов Б. Ар Халхын шилийн сайн эрчууд. I дэвтэр. — Улаанбаатар, 2011. — 163-164 тал.

Комментариев нет:

Отправить комментарий