среда, 22 января 2014 г.

От Халхи до Моравии

С легкой руки Карамзина мы, русские, считаем себя спасителями Европы от монгольского нашествия: якобы монголы не рискнули оставлять у себя в тылу разорённую, но непокорённую Русь и отказались от дальнейшего продвижения в Европу. В результате Европа оказалась практически не тронутой, а Россия расплатилась за это деградацией материальной культуры и двухсотлетним отставанием от западных темпов развития. Между тем, был и ещё один славянский народ, прочивший себя в спасители Европы от монгольского ига.
Ярослав поражает монгольского воеводу (фреска)

Вплоть до начала прошлого века в Чехии муссировалась легенда о воеводе Ярославе из Штернберка, который в 1241 году якобы разбил монгольское войско при городе Оломоуце, что оказалось единственным сколько-нибудь крупным поражением монголов в Европе. Впервые сведения о чешском витязе и его победе появились в Чешской хронике Пржибека Пулкавы, где сообщалось, что некий знатный муж из Штернберка разбил татар при Оломоуце, убив при этом их предводителя. Особенную популярность фигура Ярослава получила в XIX веке после публикации подложной Краледворской рукописи, которая содержала песню «Ярослав», добавившую новых красочных деталей к портрету национального героя. О славной битве при Оломоуце писали картины и стихи, о ней рассказывали детям в чешских школах.

Даже после того, как выяснилось, что вся рукопись оказалась искусной подделкой чешского филолога-патриота Вацлава Ганки, сведения об обороне Оломоуца то и дело попадали в сочинения историков. Упоминания о ней можно найти у Гумилёва и Хара-Давана, а в самой Чехии то и дело выходят публицистические опусы с робкими попытками оспорить справедливость развенчания Оломоуцкой «победы». Но если с Ганкой всё ясно, то откуда же взялось изначальное сообщение Чешской хроники об осаде Оломоуца и его защитнике, витязе из Штернберка?

Штернберки — один из старейших чешских знатных родов. Его основал некий Здеслав, сын графа Дивиша из Дивишова, который в 1241 году — в самый разгар боевых действий монголов в Центральной Европе — построил на мысе над рекой Сазавой, что в Богемии, замок Штернберк. Названием своим замок, а впоследствии и весь род фон Штернберков, обязан семейному гербу Здеслава, который представлял собой восьмиконечную звезду на голубом фоне. Позже к звезде добавилась гора. Так род Штернберков стал обладателем так называемого «гласного» герба, то есть такого герба, содержание которого прямо соответствует носимой родом фамилии. Девиз тоже был избран подобающий: nescit occasum — «не знает заката».

Звезда по-немецки — stern, гора — berg: это иноязычное название дал своему замку Здеслав, ибо немецкое имя в XIII века в Чехии звучало весомее чешского. Любопытно вспомнить, что Ганка, делая потом своего легендарного фон Штернберка чуть ли не единоличным спасителем Европы, сделал особый акцент на том, что монголы оказались в Моравии после битвы при Легнице именно из-за попустительства немцев, что и вынудило чехов в одиночку выйти против монгольских полчищ.
Здеслав из Штернберка служил чешскому королю Оттокару II Пшемыслу, который, уже после окончания Западного похода Бату, позарился на пустующий австрийский престол и вступил в войну за него с венгерским королём Белой IV. В этой войне Здеслав отлично проявил себя, в 1253 году возглавив оборону города Оломоуца от половецких войск, состоявших на службе у Белы. Это были те самые половцы, которых привёл в Венгрию хан Котян пятнадцать лет назад в попытке укрыться от преследовавшей их монгольской армии. Во время осады города он совершил удачную вылазку и нанёс кипчакам-половцам сокрушительное поражение. За это Пшемысл даровал ему земельный надел близ Оломоуца, на котором вскоре был основан городок Штернберк, существующий по сей день.

Таким образом, сведения Чешской хроники касательно татар под Оломоуцем и знатным господином из Штернберка неверны лишь в той части, в которой они, собственно, касаются «татар» — на самом же деле кипчаков-христиан на венгерской службе. Мифическая «Битва при Оломоуце» относится в 1241 году. В действительности войска венгерского короля Белы в этом году сражались с монголами при Шайо, и были разгромлены, а в 1253 году под Оломоуцем кипчакские отряды Белы были приняты летописцем за монгольские — то ли из-за схожести одежды, то ли по иным, неизвестным нам сейчас причинам.

По источникам известно, что у Здеслава и впрямь был младший сын по имени Ярослав, основавший одну из ветвей рода чешских Штернбергов. Источники эти, впрочем, все относятся ко второй половине XIII века и не называют за ним каких-либо выдающихся свершений. Гораздо теснее с Оломоуцем и отцовским замком был связан старший сын Здеслава, Альбрехт, однако патриот Ганка, очевидно, решил, что у чешского героя должно было быть только славянское имя.

Но чуть только в начале ХХ века легенда о Ярославе из Штернберка, победителе монголов, была развеяна, как из Монголии в Европу пришла другая — опять о фон Штернберге. Но на этот раз он сражался не с монголами, а на их стороне, и не убил в бою сына монгольского хана, как повествует песня «Ярослав», а сам силою оружия посадил хана на монгольский престол.

История рода Унгерн-Штернбергов началась за полтораста лет до появления монголов в Европе. Сообщается, что в начале XII века в Галицию переселились некие два брата из Венгрии («де Унгариа»), женившиеся на девушках-славянках, княжеских дочерях, и основав два рода — Унгернов и Ливиных, — такие сведения приводит Михаил Торновский, начальник штаба Азиатской конной дивизии, который встречался в Шанхае с дальним родственником барона-генерала и расспрашивал его о происхождении его фамилии. Из Галиции де Унгариа перебрались в Прибалтику, где во времена правления ливонского ордена, в 1533 году коадьютор архиепископа Риги Юрген фон Унгерн получил баронский титул и родовой герб. Во времена же составления, уже при шведах, официальной родословной дома Унгернов в 1653 и 1660 годах отыскалось родство их с родом чешских Штернберков, и с тех пор фамилия баронского рода стала двойной. Надо отметить, что и ныне фиксируемый девиз обоих домов совпадает в точности: nescit occasum. Правда, герб Унгерн-Штернбергов — узор из семи жёлтых шестиконечных звёзд и трёх лилий — больше походит на герб прибалтийского рода Ливенов, различаясь с ним лишь цветом щита. У Ливенов он красный, у Унгерн-Штернбергов же — синий, как и у их чешской родни.
Так, легендарный Ярослав из Штернберка, якобы защитивший Европу от азиатских орд, и барон Роман Унгерн фон Штернберг, мечтавший, наоборот, возглавить их и воссоздать империю Чингисхана, не просто носят одну и ту же фамилию, но и приходятся друг другу дальними родственниками. Невозможно удержаться от соблазна проследить чарующий параллелизм судеб мифического средневекового героя и его славного правнука, связавший их имена тугим канатом, протянувшимся на пол-Евразии от Моравии до Халхи.

Исторический прототип прославленного чеха, славянин, носил германоязычную фамилию. Легендарный остзейский немец, урождённый Николай-Роберт-Максимилиан, стал известен под русским именем Роман Фёдорович. Один сражался с тенью монголов в Европе — половцами, другой мечтал во главе монгольских войск пойти на запад. Один победил в поединке вымышленного царевича по имени Хубилай, отрубив ему руку, другой хотел объединить Китай и Монголию, как это удалось подлинному Хубилаю, хагану Юаньской династии. Один убил ханского сына, другой посадил хана на престол. Альтернативная историографическая легенда, согласно которой командующим монгольскими войсками при Оломоуце был некий Пайдар, якобы английский рыцарь-крестоносец, тамплиер Питер, оказалась фальшивой, однако потомок подданных ливонского крестоносного ордена, Унгерн фон Штернберг, прославился в Монголии под титулом барон жанжин, то есть барон-главнокомандующий.

Комментариев нет:

Отправить комментарий