суббота, 20 декабря 2014 г.

Прожить сотню лет, себя не жалея

Должин-хандма в 2008 году вместе со своей главной ученицей Энхэ
Должинсурэнма, также известная как Должин-хандма, родилась ещё во времена Цинской империи, на востоке Внешней Монголии (нынешний Хэнтий), в 1904 году. И отец, и дед её были опытными ламами, так что с самого раннего возраста Сурэнма стала упражняться в буддийском учении, уделяя особенное внимание практикам, связанным с фигурами Зелёной Тары и Буддой Шакьямуни. Постепенно она была введена в практики школы ньингма. Почувствовав особое расположение к традиции чод, исходившей от Догшин-Нойон-хутухты Данзанравджи, в 16 лет получила в неё посвящение и стала самой младшей в небольшой группе учеников тибетского габджу-ламы Зундуя, обосновавшейся вдалеке от скотоводческих стойбищ для интенсивных занятий этой практикой, более известной в Монголии под названием лүйжин (тиб. подношение тела). Одной из знаменитейших буддийских практиков чода была тибетская йогини Мачиг Лаброн, а в его основе лежит визуализация отдачи собственного тела в качестве пищи живым существам. Таким образом преодолевается цепляние за эго — главная проблема на пути к достижению состояния будды. Годом, когда Сурэнма приступила к практике чод, был 1920-й — год разгара китайской оккупации, когда на восток страны вошла Азиатская дивизия Унгерна.


Вскоре в Монголии победила народная революция, и через два с небольшим года, с усилением в стране антибуддийских настроений, группа ламы Зундуя распалась. Сурэнма рассказывала об одном из своих главных монгольских наставников, Артын-Мэргэн-пандите Балбарын Жамьяндамбийняме, что однажды, когда в их стойбище прибыл разъезд народной армии, он очертил песком вокруг себя и своего помощника два круга и наказал ему стоять, не шевелясь. Когда солдаты вошли в юрту, тот не выдержал и дёрнулся. Его заметили и тут же схватили, а неподвижно стоящего Мэргэн-пандиту так и не обнаружили. В итоге Мэргэн-пандита в 1933 году всё же был вынужден уехать из страны во Внутреннюю Монголию. А Сурэнма, оставшаяся на родине, в возрасте 24-26 лет совершила двухгодичный затвор. Все долгие десятилетия, пока существовала Монгольская народная республика, она продолжала заниматься своей основной практикой, стараясь ничем себя не выдавать перед властями. При этом, часто ей удавалось выезжать незамеченной на какое-то время на кладбища и в глухие, удалённые места, подходящие для чода.

За это время она осталась единственным человеком во всех трёх восточных аймаках Монголии, который бы умел правильно, зная весь ритуализм и тексты, отправлять службы по умершим, — в частности, при помощи текста «Бардо тёдол», который она знала наизусть. В результате, уже в 1990-х, её имя приобрело широкую народную славу, и к ней потянулся поток верующих и просителей с подношениями, появилась возможность открыто брать людей себе в ученики. Несмотря на это, она продолжала вести чрезвычайно скромный образ жизни, годами носила одни и те же, собственноручно сделанные сапоги. Лишь в 2008 году почитатели подарили ей новую юрту для исполнения ритуалов. В том же году Сурэнма участвовала в конференции международного союза женщин-буддисток «Сакьядита», прошедшей в Улан-Баторе, а также дала интервью для проекта «Буддийские монастыри Монголии», в котором подробно рассказала о своей уникальном опыте. Скончалась Сурэнма в 2010 году, на 106 году жизни.

В этом немецком документальном фильме «Дакини в юртах: мастерицы чода в Монголии» (1995) можно увидеть, как Должин-хандма (хандмаа — это монгольское произношение тибетского слова кхандрома, т.е. дакини; так в Монголии называют женщин-мирянок, занимающихся тантрическими практиками) исполняет ритуал чод.


1 комментарий: